?

Log in

ВСЁ

Эта история стала историей, спасибо всем участникам шоу)

Несколько веков пройдут как несколько дней

Держитесь там)

Следующая остановка: 14 апреля, Пхукет, Карон

Поехали, Парфен Семенович, и пропади оно все пропадом!

Feb. 21st, 2017

буэ. вторник. слишком сладкая овсянка. ощущение полной бессмыслицы вокруг.
я - один большой клубок запутавшихся мыслей * у внутреннего критика скоро глаза на затылок закатятся О_О*



выключите февраль
включите весну, бляди!

понедельничное

Работаю. Курю. Кольца дыма проплывают как маленькие привидения, что были на концерте серебряной свадьбы в доме художника.
Прошлое уносит этим потоком


Видали мы ваше вожденье в гробу ;)
Сердце мое - океан. Бесконечный и пустой.

Иногда даже самая женственная и успешная женщина хочет просто дунуть, выпить и потрахаться.
Проблема в том, что в наше время намного проще улететь на острова на личном самолете, поселиться в отеле выше вершины гор, снять собственное кино, открыть банк, купить тысячу гектар земли, полететь в космос, чем встретить человека, с которым тебе захочется вместе сделать вот это все, а потом уснуть и проснуться рядом. И не испытывать никакой неловкости, стыда, разочарования или еще чего-то похлеще типа зуда в промежности.


Так больно осознавать то, какие мы все поломанные и при всем том, на что мы способны - как мало мы делаем из-за своих страхов, из-за своей боли и разочарований, из-за предательств, выстрелов в спину, вранья.
как страшно смотреть на свои руки, из которых сквозь пальцы безвозвратно утекает любовь и вера, и ты понимаешь, что в попытках сохранить последние крупицы ты перестаешь жить.
И тогда ты поднимаешь свои глаза и просто бежишь. Как во сне. Когда ты очень очень стараешься, но все равно стоишь на месте. ты пытаешься прорваться сквозь вязкую как смола толщу времени, переживаний, страхов, увечий, воспоминаний. Слезы текут по твоим щекам и оставляют соленый след на коже. И ты бежишь, переступаешь, цепляешься, не в погоне за чем-то, а в бегстве от самого себя.
Садишься в самолет,улетаешь на острова, селишься в номере выше вершин гор, снимаешь собственное кино, открываешь банк, покупаешь тысячу гектар земли, летишь в космос.
А потом, когда тебе хочется просто дунуть, выпить и потрахаться, ты понимаешь, что даже как-то не с кем.
Сколько бы людей ты ни встретил, делая свой миллион важных и охуительных вещей - ты словно в ебаном космосе, далеко от земли, в невесомости, в скафандре и жрешь свой борщ из тюбика.
И тут ты снова смотришь на свои руки, в которых ты так старался сохранить хотя бы крупицу, хотя бы часть любви и веры, а там ничего нет.
Ты подносишь ладони к лицу, чтобы выплеснуть в них свой стон и закрыть ими глаза, но чувствуешь, что на пальцах еще остался запах, нет больше ни крупицы, но запах, этот еле уловимый запах - он там остался и он всегда будет там. Чтобы ты не забывал


Вы не поверите, но когда-то я был очень общительным вне застарелых связей, социальной необходимости и интернета юношей. Не то чтобы душой компании, я все же не альфа дог, но круг людей, с которыми мы были друг другу взаимно рады, поражал шириной.
Я не прятался от общества неделями, играл девочкам на гитаре и читал вслух стихи, учил детей, устраивал вечеринки, подрывался по любому предложению в секунду, впрягался в любой кипиш, а если мне становилось скучно - просто ехал к ком…у-нибудь в гости без предупреждения с парой банок пива.

Потом меня развернуло. Не помню уже как. Ладно, помню. Кризис доверия. Подробности не хочу рассказывать.
И я так долго тренировался любить одиночество, убеждал себя в полной атрофии нужды в людях, что правда в это поверил. И в итоге растерял к хуям почти все коммуникативные навыки. И большинство друзей. Я перестал понимать, о чем можно говорить, как себя вести, чем и зачем заинтересовать людей. Просто вымел, вычистил из себя казавшиеся лишними умения.
Теперь, когда я вдруг осознал, что зря старался, и мне всё-таки нужны другие, приходится натурально учиться всему заново. Заставлять себя. И это нудная, утомительная, еле-еле продвигающаяся, тяжёлая работа с плохо прогнозируемым результатом.
Бесконечно заебало, что все мы - подранки, поломашки, битые, калеченные, наученные. Где ни отогни краешек одежды, наткнёшься на неровный шов доктора Франкенштейна. Собранные по частям, как автомобили из нескольких перевёртышей. Нас столько раз наёбывали, опрокидывали, тыкали доверчивостью в ссаньё, как котят, что даже закрывшись в сортире, мы не поднимаем забрало и изучаем состав освежителя воздуха через прорези в маске.
Так часто приходилось лежать полудохлыми на грязном линолеуме кухни, что оголодавшие без застывших в эмоциональном анабиозе хозяев домашние собаки обглодали до моральных костей. Что там осталось-то вообще через тридцать пять лет? Как эти крохи можно ещё кому-то просто показать, не то что доверить? Спрятать, замуровать, защитить.
Какие-то чудовищные, хтонические, неподъёмные усилия требуются, чтобы сказать "приходи" или "останься", "мне плохо" или "я нуждаюсь в тебе", "я скучаю" или "будь со мной", "помоги мне" или "я не могу без тебя". Куда проще просвистеть сквозь щель между зубами какое-нибудь "отъебись", "заткнись", "оставь меня в покое", "я занят", "не трогай меня".
Мы же все в щитках, в панцире, в бетоне. Такие сильные, независимые, мощные, как атланты. Лопаются барабанные перепонки от перезвона стальных яиц и свиста ветра через титановые вульвы.
А потом подходит второклассник и спрашивает: "Папа, можно я останусь у тебя ещё на один день?" И становится очевидным, какие мы тупые, злобные, неприятные говноеды. Особенно я. Лично я. Именно я.

Да)

Порвёт твои динамики,
Сожжёт твой усилитель
Не будда какой-нибудь вяленький,
А Шива-Разрушитель.




Меня захватило каким-то невероятным потоком)
Я буду счастлива, поверьте, господа ;)
Шел Шива по шоссе, сокрушая сущее.
Сущее трещит по швам вдоль своей несущей.
Шива, вдоль шоссе шагая, чинит разрушения.
И трещат в шести руках прошлого свершени…я.
Сущее крушит как шторм, шестирукий Шива.
Хаос - уровень порядка, что течет по жилам.
Шива лед вокруг крушит, в пар сжигает воду.
Разрушений шумный марш шепчет всем "Свобода".
Марша шум едва расслышав, прочь ты не спеши.
Твой побег от сущего Шива сокрушит.
Как поймешь шагов порядок в диком танце Шивы,
Сможешь танцевать как Шива, вольно и красиво.
Но порядок это ось, главная несущая,
Танцем разрушай его, создавая сущее.
Сущее без директив, взлет без управления.
У шоссе маршрута нет. Только направление.
Хаос, как отец порядка может убивать.
Шестирукий Шива просто любит танцевать.

Ты все забудешь: и этот месяц,
И этот холод, и этот май.
Ты не упомнишь причин для мести.
Для возвращенья. Для птичьих стай.

Не возродишь ты былую прелесть
И красоту черепичных крыш.
Ты не разбудишь в стакане челюсть,
И в банке совесть не усыпишь.

Тебе осталась одна забава:
Два пальца в рот, и советский гимн.
Шестерка влево, валет направо,
А дама — черва! — ушла с другим.


***

Станция метро
«Площадь Ильича».
Кровь не холодна
и не горяча.
Ангел моего
правого плеча,
дьявол моего
левого плеча –
выкатите мне
счет за керосин:
примус починить –
пара ловких рук;
покажите мне
тысячи картин,
унесите вдаль,
на курортный юг...
Маслом заливал
все, что только смог,
сверху - прикрывал
срезанной травой,
только до сих пор
Мишка Берлиоз
ходит и трясет
глупой головой,
и, среди морей
красного вина,
бритвой по вискам
срезанная вдоль,
ходит в небесах
полная луна
и несет мою
головную боль.


***

у меня характер папы
только с синими глазами
это было бы красиво
только что-то не совпало

у меня характер папы
только рот покусан слишком
это было бы пикантно
только я сама кусала

у меня характер папы
только тоньше бедра-плечи
это было бы желанно
только трудно быть нарциссом

у меня характер папы
только он стихов не пишет
повезло хорошей маме
пап спит без сновидений
не ворочаясь